В битве за Кавказ

Категория: ПУБЛИКАЦИИ Опубликовано: 20.03.2020 11:31 Просмотров: 97

В битве за кавказИван Иванович Кузнецов родился 7 декабря 1921 года в чувашской крестьянской семье в деревне Верхнее Анчиково Богородской волости Чебоксарского уезда Казанской губернии. Отец – Иван Максимович. Мать – Мария. Кроме него в семье были ещё сестра Антонина и Анна, брат Николай.

1 сентября 1929 года Ваня пошёл учиться в Тоганашевскую неполную среднюю школу. Учился он очень хорошо. Был прилежным, старательным и активным учеником. 30 июня 1936 года успешно окончил 7 классов. В Свидетельстве об окончании школы было всего три четвёрки по вспомогательным предметам. Продолжил учёбу в Тюрлеминской средней школе. Был любознательным, самостоятельным, трудолюбивым и упорным учеником.  Жажда знаний просто кипела в нём. Учителя не могли нарадоваться такому ученику. «Если бы все ученики были такими, мы бы остались без работы», – шутили они. 22 июня 1939 года с отличием окончил среднюю школу. На основании Постановления Совета Народных комиссаров СССР и Центрального комитета ВКП (б) от 3 сентября 1935 года И. Кузнецову было предоставлено право поступления в высшую школу без вступительных экзаменов.

К сожалению, этим правом Иван воспользоваться не смог. Семья жила очень бедно, не было средств на покупку приличной одежды и обуви, не было денег даже на поездку в город. А дома не хватало рабочих рук. Поэтому продолжение учёбы Иван решил отложить до лучших времён, отслужив срочную службу в армии. Но его планам не суждено было сбыться. 22 июня 1941 года началась война. Козловский районный военный комиссариат мобилизовал его в ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии и, учитывая его способности, направил в 1-е Горьковское танковое училище.

Училище дислоцировалось в Гороховецких лагерях не далеко от города Горького в сосновом лесу. Условия были спартанские. В деревянных постройках размещались штаб, клуб, два учебных корпуса и офицерская столовая, а всё остальное – в землянках. Землянки очень большие, разделённые надвое тонкой перегородкой. В каждой половине размещалась рота курсантов численностью около 120 человек. Обстановка помещений состояла из двухъярусных нар и печурки. По близости располагались небольшие землянки, где были оборудованы ленинская комнатка и каптерка. Недалеко находилась землянка командования училища, рядом была и землянка – столовая для курсантов. В 20 метрах – умывальник, рядом – колодец. Дальше небольшой строевой плац и спортивный городок. В метрах в 300-х – озеро Инженерное. На берегу его – баня.

Втягивание в учебный процесс началось без раскачки. Завели в баню, помыли, постригли, переодели. На головы выдали буденовки. Поношенные, но постиранные. Шинели тоже ношенные. Обмундирование выдали ещё довоенное, темное – танковое, такое же заношенное, как и шинели. Постоянно приходилось его ремонтировать. Курс молодого бойца прошли за несколько дней. Распорядок дня был очень жесткий. Подъем в 6 часов утра, физзарядка с километровым кроссом в течение часа. В зависимости от температуры воздуха занятия с открытым торсом, в рубашке или в гимнастерке. В столовую шли строевым шагом с песней по большому кругу. Плановые занятия – десять часов и два часа самоподготовки. Кроме специальных занятий в течение недели два часа строевой и три часа физической подготовки. Перемещения во время занятий только бегом. К каким-либо хозяйственным работам почти не привлекали, зато плановое обслуживание техники – в любую погоду. И по воскресеньям скучать не давали. Чистили от снега дорожки и дороги, парки и складские территории. Участвовали в различных соревнованиях. Частенько приходилось бывать в нарядах, большая часть – в карауле. Готовили к фронтовым условиям.

Курсантов во всех смыслах подготовили хорошо. Преподаватели – настоящие профессионалы и отличные методисты учили тому, что было необходимо на войне. Основной упор делался на изучение тактики, вождения, материальной части, вооружения, радиостанции. Научили ориентироваться на местности, уверенно стрелять из танкового оружия, водить автомобили и танки, обслуживать технику. Все стремились учиться хорошо, никого не отчисляли. К тому же была традиция – тот, кто получил «двойку», должен целый день носить с собой клин затвора орудия, а он тяжеленый.

Как пишет Иван в своём единственном письме с фронта, из города Горького новоиспечённые курсанты выехали 28 августа 1942 года на пароходе вниз по Волге. В Чебоксарах пароход стоял 50 минут. Иван забежал к своему дяде Игнатию Максимовичу Кузнецову (выдающемуся чувашскому хирургу), его не было дома, работал, был на операции. Дома была только его жена. Один сын Витя уехал за Волгу, а другой, Алеша, спал в сарае после ночной смены.  Обратно на пароход едва успел. На пристани встретил земляка из Тоганашево. Через него передал домой записку. Ночью прошли  Козловку и Казань. В Куйбышеве стояли 2 суток, ходили смотреть город. В Саратове стояли 7 суток. Там сели на поезд и через казахские города Уральск, Илецк, Актюбинск сделали крюк до Гурьева. В целях секретности и безопасности Сталинград обошли стороной. Город Гурьев, находящийся недалеко от устья реки Урал, к тому времени стал крупным портом. Сюда из Баку через Каспийское море везли нефть, а обратно – оружие, боеприпасы, военную технику и войска, предназначенные для битвы за Кавказ. С Гурьева до морского рейда курсантов везли по Уралу на нефтеналивной барже. Дальше до Баку добирались на морском корабле. Баку прошли ночью марш-броском. Погода была теплая. 3 октября 1942 года доехали до конечного пункта назначения Азербайджанского города Хачмас. Отсюда Иван пишет домой о своей полной решимости бить фашистов. Здесь же сержанта Ивана Ивановича Кузнецова зачислили во 2-й батальон 15-й танковой бригады. Командовал бригадой майор Василий Сидорович Савченко (с 21 ноября 1942 года – подполковник).

С 27 июля 1942 года 15-я танковая бригада находилась в резерве Южного фронта. 19 августа бригада прибыла в район Баку – город Хачмаз, вошла в состав Закавказского фронта. С 20 августа бригада укомплектовывалась материальной частью и личным составом. Укомплектована бригада была двадцатью двумя английскими танками «Валентайн», шестнадцатью легкими американскими танками М3 «Стюарт» и одним средним танком М3 «Ли», полученными от союзников по программе ленд-лиза через Иран. Танки американского производства из-за их авиационных двигателей имели высокую пожарную опасность. В условиях бездорожья танки вели себя исключительно плохо, беспрерывно спадали гусеницы, вязли в песке, теряли мощность, из-за чего резко падала и скорость. 75- миллиметровая пушка среднего танка МЗ «Ли» установлена в корпусе, а не в башне, поэтому для наведения орудия приходилось разворачивать танк, что очень затрудняло ведение огня.

4 октября 15-ю танковую бригаду переподчинили Северной группе войск, а 7 октября оперативно подчинили 9-й армии и придали 10-му гвардейскому стрелковому корпусу.

К июню 1942 года советский фронт на южном участке был ослаблен из-за провала весеннего наступления под Харьковом. Этим воспользовалось германское командование. 28 июня 4-я танковая армия вермахта, прорвав фронт между Курском и Харьковом, устремилась к Дону. 23 июля пал Ростов-на-Дону. Путь на Кавказ был открыт. Потеря Кавказа могла оказать серьёзное влияние на ход войны. Северный Кавказ и Баку были основными источниками нефти, а Кубань – зерна. Здесь же находились стратегические запасы вольфрамомолибденовой руды. Поэтому Гитлер выбрал это направление в качестве основного. Группа армий, созданная для наступления на Кавказ, получила код «А». Сообщение советского Кавказа с Европейской частью СССР было возможно только через Каспийское море по Волге и по железной дороге Сальск – Сталинград. Поэтому, чтобы лишить Советский Союз этой возможности, немецкое командование решило нанести удар и в направлении на Сталинград, создав группу армий «В». До ноября это направление считалось вспомогательным.

Захватив Ростов-на-Дону, группа фашистских армий «А» начала наступление на Кубань. Не выдержав напора вражеских армад танков и авиации, советские войска, неся большие потери, отступали. Пали Ворошиловск (Ставрополь), Армавир, Майкоп, Краснодар, Элиста, 21 августа на Эльбрусе фашисты водрузили свой флаг, 25 августа пал Моздок. Но и войска вермахта несли большие потери, особенно от действия нашей авиации. При этом шла перегруппировка советских армий и ввод резервных частей. Несмотря на ряд неудач, советским войскам удалось остановить наступление немецких войск и не дать им прорваться в Закавказье. Соотношение сил постепенно перевешивало в пользу советских войск. Немецко-румынские войска после ряда неудачных атак вынуждены были перейти к обороне. Наблюдая за увяданием боевой мощи германской армии, Турция так и не решилась вступить в войну на стороне третьего рейха. В связи с неудачами под Сталинградом в помощь группе армий «В» немцам приходилось перебрасывать всё больше сил с Кавказа, ослабляя группу армий «А».

В начале октября на реке Терек у станицы Ищерской шли затяжные позиционные бои. Советское командование готовило здесь наступление. Но немецкое командование скрытно провело перегруппировку своей танковой армии и сконцентрировало её основные силы в направлении на город Нальчик. Немцы планировали захватить город Орджоникидзе, чтобы затем развить наступление в направлении города Грозный – Баку. 10 октября в резерве 9-й армии 15-я танковая бригада во взаимодействии со стрелковой бригадой 10-го гвардейского стрелкового корпуса уже оборонялась северо-западней и западней города Орджоникидзе. Утром 25 октября, после интенсивной авиационной и артиллерийской подготовки, немецко-румынские войска перешли в наступление и, прорвав оборону Красной Армии, 28 октября захватили Нальчик.

1 ноября в связи со сложившейся обстановкой командующий Северной группой войск принял решение отказаться от запланированного наступления в Ищерском направлении и перебросить подкрепление под Орджоникидзе. Благодаря принятым мерам наступление противника было замедлено, но положение оставалось крайне опасным. С утра 2 ноября немецкие танковые части прорвали внешний обвод Орджоникидзевского укрепленного района и к исходу дня передовыми частями, насчитывающими до 150 танков, ворвались в Гизель – пригород Орджоникидзе, но дальше продвинуться не смогли. 5 ноября советские войска своими контратаками заставили вермахт перейти к обороне. Немцы были окончательно остановлены. Более того, забуксовав на подступах к Орджоникидзе, германская группировка сама оказалась в мешке. Создалась реальная возможность её окружения и уничтожения.

Советское командование использовало этот момент и 6 ноября начало контрнаступление, попытавшись блокировать гизельскую группировку. В полдень 10-й гвардейский стрелковый корпус с двумя приданными ему 15-й и 207-й танковыми бригадами нанес удар по противнику, но был контратакован его танками и отошел на исходный рубеж. Всё же благодаря успешному продвижению других советских частей противнику грозило окружение. Немецкие войска окружить не удалось, но зато была сорвана последняя попытка вермахта прорваться к Грозному, Баку и на Южный Кавказ.

Одновременно с подготовкой контрнаступления под Сталинградом Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед войсками Северной группы Закавказского фронта задачу активными действиями сковать все силы немецко-румынской армии, не дать германскому командованию осуществить широкие переброски войск из группы армий «А» под Сталинград. Штаб Северной группы войск разработал план нанесения контрударов на Нальчикском и Моздокском направлениях.

27 ноября 1942 года войска левого фланга 9-й армии начали наступление в общем направлении на Дигору Орджоникидзевского края. 10-й гвардейский стрелковый корпус силами одной стрелковой бригады, 15-й и 207-й танковых бригад наносил удар на Кадгорон. 11-й гвардейский стрелковый корпус, 5-й гвардейской и 63-й танковыми бригадами – на Ногкау и одной стрелковой бригадой - на Хаталдон. 3-й стрелковый корпус силами 275-й, 389-й и 319-й стрелковых дивизий, 140-й и 52-й танковых бригад наносил удар на Ардон, Дигора. В этом бою в районе села Ардон Орджоникидзевского края (Северо-Осетинская АССР) верный воинской присяге геройски погиб сержант И. Кузнецов. А войска левого фланга 9-й армии ещё в течение трех дней безуспешно пытались прорвать оборону противника. Похоронили сержанта Кузнецова на западной окраине хутора Ардонский.

О гибели Ивана Ивановича родные узнали только вначале 1943 года из извещения, полученного от Управления 15-й танковой бригадой. Это известие было страшным ударом для всех близких. Всю жизнь родители пронесли в себе тяжесть потери сына. Память о нём жива в сердцах родных, близких и земляков.

В настоящее время село Ардон и хутор Ардонский образовали город Ардон Республики Северная Осетия - Алания. У стен Ардонского хлебозавода открыли мемориальное захоронение 1497 погибших советских воинов, освобождавших североосетинскую землю от фашистов. Среди них захоронен и сержант И. Кузнецов. Вечная слава и память достойному сыну чувашского народа!

В. Васильева.

Добавить комментарий

Последние комментарии

Яндекс. Новости

Архив материалов

Март 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
24 25 26 27 28 29 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Праздники